ВОИС против ЗАГСа: дело о марше Мендельсона

В 2009 году «Сибирский Медиа Центр», один из агентов Всероссийской организации интеллектуальной собственности, подал в суд на управление по делам ЗАГСов области об использовании во время регистрации браков марша Мендельсона и потребовал взыскать с ответчика денежную компенсацию.

Иск подан в интересах исполнителей.

Несколько бракосочетаний прошли без привычного музыкального сопровождения, но затем дело приобрело неожиданный оборот. 

«Свободу Мендельсону!»

«Дело Мендельсона» привлекло большое внимание. В Интернете появились публикации о том, что иск нарушает законодательство, допускающее свободное (то есть бесплатное) использование музыки во время официальных и религиозных церемоний и похорон.

Музыканты Новосибирского симфонического оркестра выпустили обращение к исполнителям Новосибирска с просьбой записать собственные версии «Свадебного марша» и безвозмездно передать их ЗАГСам. Акция «Свободу Мендельсону» была запущена, чтобы предупредить возникновение подобных прецедентов в будущем и выложить записи марша в различных аранжировках в открытый доступ, откуда их могли бы взять ЗАГСы всех регионов России. 

В поисках истца

Ситуация разрешилась весьма необычным способом. Оказалось, что «Сибирский Медиа Центр» не знает, в чьих интересах он подал иск. Руководитель организации Алексей Крестьянов опубликовал обращение с просьбой откликнуться исполнителя или изготовителя фонограммы марша Мендельсона, используемого новосибирскими ЗАГСами.

Иск без надлежащего истца — музыкантов, запись исполнения которых использовалась в ЗАГСе, — является заведомо необоснованным. Видимо, судебное разбирательство было инициировано с тем расчетом, что взысканные средства не будут востребованы, останутся в ведении ВОИС и будут распределены в интересах нужных людей. 

 

ВОИС принимает меры

На действия своего агента ВОИС отреагировала достаточно быстро и резко, заявив, что считает ошибкой предъявление «СМЦ» иска ЗАГСам Новосибирска. Остается открытым вопрос, знало ли руководство ВОИС о действиях своего агента. В интервью начальник договорно-правового управления организации Ирина Тулубьева утверждала, что ВОИС поставили в известность об иске только постфактум. По обстоятельствам дела с головным офисом организации также не консультировались, иначе бы получили разъяснения, что судебное разбирательство без правообладателя и доказанного факта коммерческого использования фонограммы начинать нельзя.

Практически сразу же ВОИС прекратила сотрудничество с «Сибирским Медиа Центром» и заключила договоры на представление своих интересов в Новосибирске с несколькими частными лицами.  

Карты на стол

Реакция «Сибирского Медиа Центра» была очень агрессивной. По словам представителей «СМЦ», их на всю страну обвинили в некомпетентности, в то время как сама ВОИС не только не может нормально организовать работу агентов, но и нарушает закон в части выплаты гонораров. Крестьянов рассказал, что его организация получала за свои услуги 3 тысячи рублей в месяц, а договор был составлен с максимальным учетом интересов ВОИС и предлагал агенту крайне невыгодные, почти кабальные условия. Агенты ВОИС вынуждены использовать любую возможность для взыскания, в противном случае они не получают никакого вознаграждения.

Выплата вознаграждения за прошлые периоды задерживается на месяцы или не происходит вообще.

«Сибирский Медиа Центр» подал на Всероссийскую организацию интеллектуальной собственности в суд о взыскании справедливого агентского вознаграждения. Требование было удовлетворено, и «СМЦ» получил компенсацию в размере 1,5 млн рублей.