Расширение области применения права следования

Краткий анализ новой редакции ст. 1293 ГК РФ о праве следования, которая существенно расширяет область его действия и полномочия УПРАВИС как аккредитованной организации[1]. Редакция вступила в силу 01.06.2018.

 

Что такое право следования и зачем оно появилось

Право следования на произведения изобразительного искусства — это право автора произведения изобразительного искусства получить часть цены от каждой ее перепродажи[2]. Оно сохраняется за автором даже в случае отчуждения исключительного права и переходит по наследству.

 

Зачем нужно право следования

Считается, что художники, скульпторы и прочие авторы изящных искусств в переговорном плане сильно слабее своих контрагентов.

Нередки ситуации, когда творцы, витающие в эмпиреях и далекие от бытовых и денежных вопросов, находясь в трудных жизненных обстоятельствах, вынуждены отдавать свои работы коварным дилерами за бесценок. Те перепродают их с огромной наценкой и выгодой для себя, но непосредственно автору от такой перепродажи ничего не достается. Формально он и не может ничего требовать и, таким образом, не получает достойного вознаграждения за свой труд.

Способ решить эту проблему — обязательный процент, который автор получал бы при каждой перепродаже. Это право автора на процент как бы следует за его творением и приносит ему вознаграждение.

 

Пример

Художник, бедный и голодный, нарисовал по заказу портрет, а гонорар истратил на неотложные бытовые нужды. Никаких прав на картину у него не осталось.

Через несколько месяцев он выиграл престижный конкурс (стал любовником императрицы, был задержан полицией при совершении перфоманса и т.п.), стал знаменитым, а его картины, резко выросли в цене. Заказчик узнал об этом, снял картину со стены в спальне и отнес ее в аукционный дом (художественную галерею, салон, магазин), где она была продана во много раз выше цены покупки. Заказчик доволен, аукционный дом доволен, покупатель картины доволен, художник — совсем не доволен. Его картина очень выгодно продана, а он получил за неё сущие копейки.

Но благодаря праву следования он имеет право получить некоторую долю от цены продажи картины.

 

УПРАВИС

Сбор вознаграждения за право следования — одна из сфер, где предусмотрена государственная аккредитация[3], которая позволяет действовать от имени любого автора без заключения с ним договора.

Такой организацией с 2008 года является УПРАВИС — Ассоциация Правообладателей по Защите и Управлению Авторскими Правами в Сфере Искусства.

 

Чем обосновано принятие поправок

 

Как объясняется принятие поправок

В пояснительной записке к законопроекту[4], разработанному Министерством культуры[5], было указано, что:

Законопроект направлен на восстановление авторов оригиналов произведений изобразительного искусства в положении, существовавшем до вступления в силу Федерального закона от 12 марта 2014 г. № 35-Ф3 "О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации".

Так, в редакции статьи 1293 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовавшей до 12 марта 2014 г., автор оригинала произведения изобразительного искусства имел право на получение вознаграждения при каждой перепродаже соответствующего оригинала произведения, в которой юридическое лицо или индивидуальный предприниматель участвуют в качестве посредника, продавца или покупателя (право следования). В действующей редакции статьи 1293 Гражданского кодекса Российской Федерации автор соответствующего оригинала произведения обладает таким правом лишь в том случае, когда юридическое лицо или индивидуальный предприниматель выступают в качестве посредника.

То есть, поправки якобы направлены на восстановление положения авторов, которое имело место до предыдущего изменения статьи о праве следования[6]. Будто бы, те старые поправки сузили права авторов, и теперь их надо восстановить.

Эта аргументация не соответствует действительности. Новая редакция ст. 1293 ГК РФ не восстанавливает те права, которые были, а существенно их расширяет — за счет ущемления прав  непричастных к миру искусства лиц.

 

История изменений ст. 1293 ГК РФ

В первой редакции ст. 1293 ГК РФ, действовавшей до 12.03.2014, вознаграждение за право следования действительно подлежало уплате за каждую публичную перепродажу, где в качестве продавца, покупателя или посредника участвовала галерея изобразительного искусства, художественный салон, магазин или иная подобная организация. Это затрагивало только профессиональных участников рынка и их публичные сделки.

Во второй редакции, которая действовала с 2014 по 2018 год, область действия права следования, с одной стороны, действительно была несколько сужена: были исключены сделки, где профессиональные участники рынка участвовали в качестве продавца или покупателя, остались только те, где они участвовали в качестве посредника.

Но при этом его действие права следования было распространено на все сделки, стороной которых является абсолютно любое юридическое лицо или ИП, а не только галереи, салоны и подобные организации. С учетом того, что, как правило, в качестве посредника в сделках с участием предметов искусства выступают именно галереи, салоны и прочие профессиональные участники художественного рынка, право следования де-факто оставалось в рамках профессионального рынка.

Но одновременно был исключен критерий обязательной публичности облагаемых сделок, то есть вознаграждение правообладателю следовало платить не только с публичных перепродаж, но и с непубличных сделок, например, закрытых торгов.

Таким образом, про редакцию 2014 года нельзя сказать, что она сузила область применения права следования. Немного урезав ее с одной стороны, редакция заметно расширила ее с другой.

Действующая третья редакция 2018 года вернула указание на статусы продавца и покупателя, сохранив расширенный круг субъектов — любое юридическое лицо и индивидуальный предприниматель, а не только галерея, салон или специализированный магазин. Также не был возвращен критерий публичности облагаемых сделок, то есть, в отличие от первой редакции, право следования продолжает применяться и к непубличным продажам тоже.

Получается, что редакция 2018 года не восстановила те права, которые были у авторов до поправок 2014 года, а существенно их расширила — и это наглядно видно на схеме.

Таким образом, аргументация в пояснительной записке к написанному Министерством культуры законопроекту не соответствует действительности и скрывает существенное расширение области применения права следования. Потому ли, что расширение области действия права следования расширяет финансовые перспективы близкого к Минкульту УПРАВСа?

 

Что нового в поправках

Теперь право следования касается не только профессионального рынка

Ранее автор имел право на вознаграждение только если (1) продажа осуществлялась с участием посредника и (2) этим посредником являлось юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, в частности, аукционный дом, галерея изобразительного искусства, художественный салон, магазин.

Таким критериям соответствовали только сделки, осуществляемые профессиональными участниками рынка, то есть теми, для кого это было бизнесом: аукционы предметов искусства, галерейные продажи, специализированные магазины и т.п.

Теперь же вознаграждение должно быть уплачено и в тех случаях, когда юридическое лицо или индивидуальный предприниматель выступает не только в качестве посредника, но и в качестве покупателя или продавца.

Иными словами, любая перепродажа картины, скульптуры и т.п. любым юридическим лицом или любым индивидуальным предпринимателя теперь облагается этим парафискальным сбором. Вознаграждение за право следования теперь платят не только профессиональные традиционные участники арт-рынка, но и широкий круг непрофессионаллов.

Несколько примеров ситуаций, которые раньше не облагались этим сбором, а теперь — да:

— музей приобретает предметы искусства для пополнения своих фондов;

— магазин сувениров продает авторские фигурки эльфов и гномиков из папье-маше (это уже вторая продажа, в ходе первой магазин закупал фигурки);

— мелкий предприниматель, торгующий пончиками, разорился и продает портрет любимой супруги, который дарил ей на свадьбу;

— банк реализует с торгов заложенную картину нерасплатившегося должника;

—фирма, торгующая металлопрокатом, покупает морской пейзаж в кабинет главному бухгалтеру;

— художественный музей или выставка продает выполненные автором копии (повторы) выставляемых картин. Если репродукция создана вручную, не машинным способом (изготовлена на копировальной машине, нарисована с помощью перьевого плоттера и т.п.) она считается самостоятельным объектом авторского права со всеми юридическими последствиями и к ней также применяется право следования;

— скульптуры внезапно умершего скульптора распродаются его вдовой, которая зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя;

— фонд охраны наследия знаменитого художника выкупает его картину на благотворительном аукционе.

Поправки создают дополнительные обременения в обороте, не только парафискальные, но и связанные с оформлением документов, отчетностью и проверкой контрагентов. Особенно сложно с индивидуальными предпринимателями, так как в розничной продаже невозможно при каждой продаже проверять, является ли гражданин просто физическим лицом или же имеет статус индивидуального предпринимателя.

И если в отношении граждан РФ это потенциально возможно (хотя и бессмысленно и излишне обременительно), то в отношении иностранцев (бизнесмен-турист приехал в Россию и купил приглянувшуюся картину) — разумно надежная проверка уже технически невозможна.

 

С учетом традиционной для российских ОКУПов высокой агрессивности и стремления привлекать правоохранительные органы везде, где это уместно и где нет, торговцам предметами искусства следует ожидать «контрольные закупки» и прочий полицейский кошмаринг.

 

Обязанность отчитываться перед автором или УПРАВИСом

Второе новшество — обязанность предоставлять сведения автору, наследникам или аккредитованному ОКУПу, то есть УПРАВИСу, который в силу государственной аккредитации может действовать от имени любого автора без заключения с ним договора и без его ведома.

Эта широкая формулировка в поправках позволяет УПРАВИС требовать от всех пользователей любую финансовую информацию, связанную с оборотом предметов искусства — даже более широкую, чем реально необходимо.

 

 

Выводы

  1. Новая редакция ст. 1293 ГК РФ существенно расширяет область применения права следования, хотя в пояснительной записке к законопроекту было скромно указано, что они лишь восстанавливают права авторов в состояние до предыдущих поправок 2014 года.
  1. Вознаграждение за право следования теперь будет собираться не только с профессиональных участников арт-рынка, а с каждой продажи предмета искусства, если стороной в которой является юридическое лицо или индивидуальный предприниматель.
  1. УПРАВИС благодаря государственной аккредитации сможет требовать финансовую документацию у любого юридического лица или индивидуального предпринимателя, продавшего или купившего хотя бы один предмет искусства. Это создает широкие возможности для злоупотреблений и полицейского кошмаринга.

 


[1] Федеральный закон от 05.12.2017 N 381-ФЗ «О внесении изменения в статью 1293 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»

[2] п. 1 ст. 1293 ГК РФ

[3] пп. 3 п. 1 ст. 1244 ГК РФ

[4] АСОЗД. Законопроект № 136846-7 «О внесении изменения в статью 1293 Гражданского кодекса Российской Федерации (в части уточнения положений о праве следования)» http://asozd2c.duma.gov.ru/addwork/scans.nsf/ID/12C5E51E85AED46D432580F300217713/$FILE/136846-7_30032017_136846-7.PDF?OpenElement

[5] Минкультуры РФ. Президентом РФ подписан Федеральный закон от 5 декабря 2017 г. № 381-ФЗ «О внесении изменения в статью 1293 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» 06.12.2017 https://www.mkrf.ru/documents/prezidentom-rf-podpisan-federalnyy-zakon-ot-5-dekabrya-2017-g-381-fz-o-vnesenii-izmeneniya-v-statyu-/?sphrase_id=2313573

[6] Федеральный закон от 12 марта 2014 г. № 35-Ф3 "О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации".